Три мира (Часть 3)

Образования мира душ и страны, духов не могут быть предметами внешнего, чувственного восприятия. Предметы этого чувственного восприятия должны быть
поставлены рядом с вышеописанными двумя мирами, как третий мир. И в течение
своего телесного существования человек одновременно живет в трех мирах. Он
воспринимает вещи чувственного мира, воздействует на них, образования мира душ действуют на него своими силами симпатий и антипатий, а его собственная душа своими склонностями и отвращением, своими желаниями и вожделениями вызывает волны в мире душ. Духовная же сущность вещей отражается в его мире мыслей, и сам он, как мыслящее духовное существо, является гражданином страны духов и сотоварищем всего, что живет в этой области мира. Из  этого явствует,  что чувственный мир есть лишь часть того, что окружает человека. Из всего мира, окружающего человека, эта часть является в известной степени самостоятельной, потому что она может быть воспринята чувствами, которые оставляют в стороне душевное и духовное, принадлежащее также к этому миру. Так же, как кусок льда, плавающий на поверхности воды, есть то же самое вещество окружающей воды, но отличается от нее некоторыми свойствами, так и чувственные предметы суть вещество окружающего их мира душ и духов, и они отличаются от них некоторыми свойствами, которые делают их чувственно воспринимаемыми. Они, выражаясь до некоторой степени образно, – уплотненные духовные и душевные образования, и уплотнение воздействует так, что чувства могут познавать их. И так же, как лед есть лишь форма, в которой существует вода, так и чувственные вещи лишь форма, в которой существуют душевные и духовные существа. Если понять это, то станет понятно и то, что подобно тому, как вода в лед, так же и мир духа может переходить в мир душ, а этот последний – в чувственный мир. С моей точки зрения становится также понятно, почему человек может создавать себе мысли о чувственных вещах. Ибо существует вопрос, который должен был бы ставить себе каждый мыслящий человек, а именно: в каком отношении находится мысль, которую человек создает себе о камне, к самому этому камню? У людей, которые особенно глубоко всматриваются во внешнюю природу, перед их духовными очами во всей ясности возникает этот вопрос. Они ощущают соответствие человеческого мира мыслей со строем и порядком природы. Прекрасным образом, например, говорит об этой гармонии великий астроном Кеплер: “Воистину, в мире начертан божественный призыв, властно влекущий человека к изучению астрономии, начертан, конечно, не в словах и слогах, но по существу, в силу соразмерности человеческих понятий и чувств со сцеплением небесных тел и состояний”. Лишь оттого, что вещи чувственного мира суть не что иное, как уплотненные духо-существа, человек, поднимаясь своими мыслями к этим духо-существам, может постигать в своем мышлении предметы. Чувственные вещи происходят из мира духа, они лишь иная форма духо-существ, и когда человек мыслит о вещах, то он просто лишь переводит свой взор от чувственной формы к духовным прообразам этих вещей. Понять мыслью вещь – есть процесс, который можно сравнить с тем, в котором твердое тело предварительно расплавляется в огне для того, чтобы химик мог затем исследовать его в его жидкой форме. В различных областях страны духов проявляются духовные прообразы чувственного мира. В пятой, шестой и седьмой областях эти прообразы встречаются еще, как живые зародышевые зерна, в четырех нижних областях они преобразуются в духовные образования. Когда человеческий дух хочет посредством мышления составить себе понятие о чувственных вещах, он воспринимает эти духовные образования в теневом отблеске. Каким образом эти образования уплотнились до чувственного мира, – вот вопрос для того, кто стремится к духовному пониманию своего окружающего мира. Прежде всего, для чувственного человеческого взора этот окружающий мир расчленяется на четыре явственно различающиеся друг от друга ступени: минеральную, растительную, животную и человеческую. Минеральное царство воспринимается чувствами и постигается мышлением. Создавая мысль о каком-нибудь минеральном теле, имеют дело с двояким: с чувственной вещью и с мыслью. Сообразно этому нужно себе представить, что эта чувственная вещь – есть уплотненное мысле-существо. Но одно минеральное существо действует внешним образом на другое. Оно сталкивается с ним и приводит его в движение, оно согревает его, растворяет и т.д. Этот внешний способ воздействия можно выразить в мыслях. Человек создает себе мысли о том, как минеральные вещи внешне закономерно воздействуют друг на дуга. Благодаря этому, его отдельные мысли расширяются до мысле-образа всего минерального мира. И этот мысле-образ – есть отблеск прообраза всего минерального чувственного мира. Его можно найти в духовном мире, как целое.В царстве растений к внешнему воздействию одной вещи на другую присоединяются еще явления роста и размножения. Растение увеличивается и воспроизводит из себя существа, себе подобные. К тому, что человек встречает в минеральном царстве, здесь еще присоединяется жизнь. Простое размышление над этим фактом приводит к заключению, проливающему свет. Растение обладает в себе силой давать самому себе ее живой облик и воспроизводить этот облик в существе, себе подобном. Между бесформенным видом минеральных веществ, какими они встречаются нам в газах, в жидкостях и т.д., и живым обликом растительного мира, посредине находятся формы кристаллов. В кристаллах мы имеем переход от бесформенного минерального мира к живой способности образования растительного царства. В этом внешне чувственном процессе образования – в обоих царствах, в минеральном и растительном, – видят чувственное уплотнение чисто духовного процесса, который происходит, когда духовные зародыши трех верхних областей страны духов преобразуются в духа облики нижних областей. Процессу кристаллизации, как его прообраз в духовном мире, соответствует переход от бесформенного духа-зародыша к принявшему облик образованию. Если этот переход уплотнится настолько, что его могут воспринять чувства, тогда он является в чувственном мире как минеральный процесс кристаллизации.Но также и в растительной жизни есть принявший облик духо-зародыш. Но здесь в принявшем облик существе еще осталась живая способность образования формы. В кристалле духо-зародыш при своем образовании потерял способность образования. Он изжил себя в вызванном к существованию облике. У растений есть облик и, кроме того, еще способность образования формы. Свойство духо-зародышей в верхних областях страны духов сохранилось в растительной жизни. Итак, растение – есть облик, так же, как и кристалл и, сверх того, еще и формообразующая сила. Кроме формы, которую первосущества приняли в растительном облике, над ним работает еще одна форма, несущая отпечаток
духо-существ из верхних областей. Но чувственно в растении воспринимаемо
лишь то, что изживает себя в законченном облике, строящие существа, которые
дают жизненность этому облику в растительном царстве, чувственно не воспринимаемы. Чувственный глаз видит сегодня маленькую лилию и через
некоторое время – ее же, ставшую большой. Силу образования, которая произвела последнюю из первой, этот глаз не видит. Это образующее сило-существо есть чувственно-невидимая, деятельная часть в растительном мире. Духо-зародыши спустились на одну ступень ниже, чтобы действовать в царстве обликов. В духоведении говорится об элементарных царствах. Если не имеющие еще никакого облика первоформы обозначить, как первое элементарное царство, то чувственно-невидимые сило существа, действующие как работники над ростом растений, принадлежат ко второму элементарному царству. В животном мире к способностям роста и размножения присоединяется еще ощущение и стремление. Это проявления душевного мира. Существо, одаренное ими, принадлежит к этому миру, получает от него впечатления и производит на него воздействия. Каждое же ощущение, каждое стремление, возникающие в животном существе, исходят из низин животной души. Облик устойчивее, чем ощущение или стремление. Можно сказать, что так же, как изменяющийся облик растения относится к неподвижной форме кристалла, относится и жизнь ощущений к более устойчивому, живому облику. Растение в известной степени всходит облико-образовательной силой, в течение своей жизни оно постоянно причленяет новые облики. Сначала оно пускает корень, затем листья, потом: цветы и т.д. Животное является в законченном в себе облике и внутри его развивает изменчивую жизнь ощущений и стремлений. И эта жизнь имеет свое бытие в душевном мире. Подобно тому, как растение есть то, что растет и
размножается, так животное есть то, что ощущает и развивает свои стремления. Они являются для животного тем бесформенным, что постоянно развивается в новых формах. В конечном свои преобразовательные процессы они имеют в высших областях страны духов. Но действуют они в мире душевном. Так, в животном мире к сило существам, которые, как чувственно-невидимые, управляют ростом и
размножением, присоединяются еще иные, которые спустились еще одной ступенью
ниже в душевный мир. В животном царстве работниками, приводящими в действие
ощущения и стремления, являются бесформенные существа, которые облекаются в
душевные оболочки. Они и есть истинные строители животных форм. Ту область,
к которой они принадлежат, в духоведении можно обозначить как третье элементарное царство. Человек, кроме этих, присущих растениям и животным, способностей, снабжен еще и другими, дабы перерабатывать ощущения в представления и мысли и, мысля, управлять своими стремлениями. Мысль, которая в растении является, как облик, в животном – как душевная сила, выступает в нем как сама мысль в своей собственной форме. Животное – есть душа, человек – есть дух. Духо-существо спустилось еще на одну ступень глубже. У животного оно
душеобразующе. У человека оно вошло в самый чувственно-вещественный мир. Дух присутствует внутри человеческого чувственного тела. И потому, что он
является в чувственной одежде, он может проявляться лишь как тот призрачный
отблеск, каким является мысль по отношению к духо-существу. В человеке дух
проявляется через посредство аппарата физического механизма мозга. Но зато дух сделался также внутренней сущностью человека. Мысль – есть форма, принимаемая в человеке бесформенным духо-существом, подобно тому, как в растении оно принимает облик, а в животном становится душой. Поэтому для человека, поскольку он – есть мыслящее существо, нет особого, вне его самого, создающего его элементарного царства. Его элементарное царство работает в его чувственном теле. Лишь поскольку человек является существом, обладающим обликом и ощущением, над ним работают элементарные существа того же рода, как те, которые работают над растениями и животными. Но организм мысли вырабатывается в человеке из самой внутренней глубины его физического тела. В духовном организме человека, в его выработанной до степени совершенного мозга нервной системе, мы чувственно наглядно имеем перед собой то, что работает в растениях и животных как нечувственная сило-сущность. Это причина того, что в животном проявляется самочувствие, а в человеке – самосознание. В животном дух чувствует себя душой, он еще не воспринимает себя как духа. В человеке же дух познает себя как духа, хотя, познавая через физический аппарат, только как теневой отблеск духа, как мысль. В этом смысле тройственный мир расчленяется следующим образом: 1 Царство первообразных, лишенных формы существ (первое элементарное
царство), 2 Царство существ, творящих облики (второе элементарное царство), 3 Царство душевных существ (третье элементарное царство), 4 Царство созданных обликов (облики кристаллов), 5 Царство, которое становится чувственно воспринимаемым в обликах, но над которым работают существа, творящие облики (царство растений), 6 Царство, которое становится чувственно воспринимаемым в обликах, но в котором, кроме того, действуют еще существа, творящие облики и изживающие себя душевно (животное царство), 7 Царство, в котором облики чувственно воспринимаемы, в котором еще действуют и существа, творящие облики, и изживающие себя душевно, и в котором сам дух образуется в форме мысли внутри чувственного мира (царство человеческое). Отсюда можно видеть, как связаны с духовным миром основные составные части живущего в плоти человека. Физическое тело, эфирное тело, ощущающее душевное тело и душу рассудочную рассматривают, как уплотнившиеся в чувственном мире прообразы страны духов. Физическое тело возникает оттого, что прообраз человека уплотняется настолько, что может проявляться чувственно. Согласно этому, физическое тело можно также назвать существом первого элементарного царства, которое уплотнилось настолько, что стало доступным чувственному восприятию. Эфирное тело возникает, благодаря тому, что этот происшедший вышеописанным образом облик сохраняется  подвижным, благодаря существу, которое простирает свою деятельность в чувственное царство, но самое не может быть воспринято чувственно. Если бы мы захотели вполне определить это существо, то должны были бы сказать, что прежде всего, оно берет свое начало из высших областей страны духов и затем во второй
области преобразуется в прообраз жизни. Как таковой прообраз жизни, оно
действует в чувственном мире. Подобным же образом существо, которое строит
ощущающее душевное тело, берет свое начало в высших областях страны духов, в
третьей его области преобразуется в прообраз душевного мира и, как таковой,
действует в чувственном мире. Душа же, рассудочная, образуется оттого, что
прообраз мыслящего человека в четвертой области страны духов преобразуется в
мысль и, в качестве таковой, непосредственно, как мыслящее человеческое существо, действует в чувственном мире. Таково место, занимаемое человеком в чувственном мире, так работает дух над его физическим телом, над его эфирным телом и над его ощущающим душевным телом. Так проявляется этот дух в душе рассудочной. Итак, над тремя низшими членами человека работают и прообразы в форме существ, которые, в известном смысле, внешне ему противоположны, в своей
душе рассудочной он сам становится (сознательным) работником над самим
собой. И существа, которые работают над физическим телом, те же, что образуют
и минеральную природу. Над его эфирным телом работают существа того же рода,
как и в царстве растений, над его ощущающим душевным телом – подобные тем,
которые чувственно не воспринимаемыми живут в животном царстве, но деятельность которых простирается на эти царства. Так действуют сообща различные миры. Мир, в котором живет человек, есть выражение этой совместной работы.При понимании чувственного мира, таким образом, открывается также и понимание существ иного рода, чем те, которые имеют свое бытие в вышеназванных четырех царствах природы. Как образец таких существ возьмем то, что называется духом народа (национальным духом). Он не проявляется непосредственно, чувственным образом. Он изживается в ощущениях, чувствах, склонностях и т.д., которые можно наблюдать, как общие, одному известному народу. Он – есть существо, которое не воплощается чувственно, но подобно тому, как человек образует свое тело чувственно воспринимаемым, так и это существо образует свое тело из вещества мира душ. Это душевное тело духа народа подобно облаку, в котором обитают члены народа, влияния которого проявляются в душах данных людей, но которые происходят не из самих этих душ. Тот, кто представляет себе дух народа не таким образом, для того он остается призрачным мысле-образом, без жизни и содержания, пустой отвлеченностью. Подобное же можно бы сказать и относительно того, что мы называем духом времени. Так наш духовный взор распространяется на многообразие иных низших и высших существ, которые живут в окружающем человека мире, но не могут быть восприняты им чувственно. Обладающие же способностью духовного зрения могут воспринимать таких существ и могут их описывать. К низшему роду таких существ принадлежат все те, кого воспринимающие духовный мир называют саламандрами, сильфами, ундинами, гномами. Когда тот, кто доверяет лишь одному чувственному зрению, относится к этим существам, как к порождению дикой фантазии и суеверия, то это вполне понятно. Для чувственного глаза, конечно, они никогда не будут видимы, ибо у них нет чувственного тела. Суеверие заключается вовсе не в том, что такие существа считают действительностью, а в том, что думают, что они проявляются чувственным
образом.Существа подобного рода участвуют в строении мира, и их встречают
тотчас же, как только вступают в высшие мировые области, закрытые для телесных чувств.Надо упомянуть также и о тех существах, которые не нисходят до мира душ, но оболочка которых соткана лишь из образований страны духов. Человек воспринимает их, становится им сопричастен, когда он раскрывает для них духовное зрение и духовный слух. Благодаря такому раскрытию, для человека становится понятным многое из того, что без этою он мог лишь созерцать, не понимая. Вокруг него становится светло, он видит причины того, что в чувственном мире отражается, как следствия. Он понимает то, что без этою духовною зрения он или совсем бы отрицал, или же по отношению к нему он принужден был бы довольствоваться изречением: “На небе и земле есть многое, о чем не снилось вашей школьной мудрости”. Люди, воспринимающие более утонченно духовно, начинают становиться беспокойными, когда предчувствуют вокруг себя иной, чем чувственный мир, смутно воспринимают его и принуждены двигаться в нем ощупью, словно слепой среди видимых предметов. Лишь ясный взгляд в эти высшие области белка, разумное проникновение в то, что в них происходит, может действительно укрепить человека и привести его к его истинному назначению. Только благодаря разумению того, что скрыто для чувств, человек расширяет свое существо так, что свою жизнь до этою расширения он ощущает, как “мечтания о мире”.

Close