Традиция шрути

Как известно, все священные книги создавались богами. Разумеется, сами боги не брали в руки перо — они прибегали к помощи посредников (пророков, апостолов, мудрецов), которые оформляли слова-откровения в виде текстов. Боги так поступали не один раз. Через пророка Моисея древние евреи получили Десять Заповедей и Тору; через двойную медиацию (посредничество ангела и апостола) христианский Бог-Отец возвестил о Конце Света; Коран — это текст, «произнесенный» Аллахом и воспринятый пророком Магометом. В Индии «тексты откровения» записывали риши— мудрецы из числа жрецов.

Первые риши имели божественное происхождение — так утверждают ведийские тексты (включая Ригведу). В разных источниках дается различный перечень имен великих риши, но число их, как правило, равно 7. Согласно «Шатапатха-брахмане», семь мудрецов изначально были медведями, а в дальнейшем превратились в светила и образовали звездный «ковш» Большой Медведицы. Наряду с мифологическими, существовали также полулегендарные и реальные риши (основатели философских систем, аскеты и др.).

• Древнейшим источником и главной сокровищницей ведической мудрости считается Ригведа (время создания — приблизительно 1200 год до н. э.). Если верить преданию, несколько десятков тысячелетий тому назад Брахма передал ее великому риши на берегу озера Ман-соравара.

В Ригведе рассматриваются проблемы происхождения и устройства вселенной. Арьи не сомневались в том, что Вселенная кем-то сотворена. Они полагали, что существует несколько взаимопроникающих миров, населенных богами, людьми и иными существами. Но кто из небожителей «несет ответственность» за творение? Ригведа предлагает различные версии, указывая то на солярное божество Савитара, то на бога-творца Праджапати, то на первочеловека Пурушу и т. д. Любимец арьев Индра также был в той или иной мере причастен к созданию мира. • Развивают традицию шрути брахманы и араньяки, составленные в разные периоды многовековой истории брахманизма.

Слово «брахман» многозначно. Так именуют жрецов и представителей жреческой касты (варны), это слово употребляют и в значении «молитва» или «молитвенная формула». Вупанишадах брахман— это Абсолют, высшая объективная реальность. Вселенную называют «брахман-да» («яйцо Брахмы»), а небесный мир — «брахмалока» («мир Брахмы»). Брахманы — это также и тексты религиозного содержания (или их отдельные фрагменты). Предполагают, что первоначально словом «брахман» обозначали некое культовое сооружение с универсальными функциями.

Тексты брахманов регламентируют ритуальное поведение и дают разъяснения к ведам, различные наставления и практические «инструкции». Самое значительное из произведений этого ряда — «Шатапатха-брахмана» (примерно IX—VIII века до н. э.) — содержит сюжеты, важные для становления древнеиндийской философии. Его автор стремится уяснить глубинный смысл ритуальной деятельности, исследовать структуру ритуала в его мистическом аспекте.

Какая сила обеспечивает действенность всех ритуальных процедур и воплощена в них? Чтобы ответить на этот вопрос, надо было решить фундаментальную религиозно-философскую проблему о первооснове бытия, о субстрате всех вещей в мире. Философский уровень эпохи раннего брахманизма еще не позволял мыслителям-жрецам выходить за границы мифологических представлений. Поэтому проблема первоосновы бытия вновь, как и в Ригведе, сводилась к поиску подходящего бога-творца. Таким божеством был признан Праджапа-ти — архитектор вселенной, прообраз и предшественник Брахмы.

В ранних брахманах последовательно проводится мысль об абсолютном главенстве Праджапати среди богов: только он, и никто другой, персонифицирует вселенскую творческую энергию и составляет первооснову всего сущего. Более поздние тексты отождествляют Праджапати с Брахмой или упоминают его в качестве эпитета-ипостаси последнего.

В «Махабхарате» именем Праджапати называют мудрецов, прародителей человечества, а также одну из узаконенных форм брака. С завершением эпохи брахманизма Праджапати окончательно покидает пантеон и переходит в разряд имен нарицательных.

Семантически примыкают к брахманам араньяки — «лесные книги». Эти тексты описывают практику духовного, «внутреннего» жертвоприношения, дают развернутое толкование различных ритуальных деталей, а также содержат сюжеты космологического характера и глубокомысленные теософские рассуждения о сущности обрядности.

Брахманы и араньяки образуют своего рода переходный этап между «восточной мудростью» вед и теоретической рефлексией упанишад.

• Упанишады («тайное учение») создавались в течение длительного периода. Слово «упанишады» буквально означает «сидящий у ног» и указывает на особый характер отношений между гуру (мудрецом-брахманом) и его учеником. В Индии всегда считали, что передача подлинного знания представляет собой мистический процесс, немыслимый без личного контакта с Учителем. Живое общение с ним требовалось и при изучении священных книг.

К нашему времени сохранилось более 200 упанишад. По жанру это развернутые комментарии к ведам, то есть текст «второго ряда», а по значению — центральный эпизод в истории индийской духовной культуры.

Самыми древними и авторитетными из упанишад признают «Брихадараньяку» и «Чандогью» — тексты-наставления, адресованные ученикам и построенные в форме диалога. Такая форма позволяла моделировать перестройку сознания тех, кто вставал на путь философского поиска. Как и другие произведения ведийского канона, упанишады анонимны, хотя некоторые из них освящены именем того или иного авторитета. Наиболее значительные из мудрецов — Шандилья, Яджнявалкья и Уддалока.

Упанишады рассматривают важнейшие для индуизма и индийской культуры в целом понятия Брахмана и Атмана, пуруши и пракрити, кармы и сансары и т. п., излагают учения о стихиях, о посмертной судьбе человека и т. п., исследуют понятие дхармы — непреложного справедливого закона, а также излагают древнее учение о состояниях бодрствования и сна. Сон раскрывает независимость человека от тирании внешнего мира, показывает безграничные возможности его сознания, помогает заглянуть в глубины психической жизни индивида.

Космологические воззрения и этическое учение упанишад взаимосвязаны. Программа должного поведения подчинена главной идее — познанию Брахмана и слиянию с ним индивидуальной души.

Close