Суфии (продолжение. часть 2)

Все наиболе известные суфийские ордена возникли на протяжении VI/XII–IX/XV веков. Это Кадириты, Йасавиты, Рифаиты, Сухравардиты, Чиштиты, Шазилиты, Мавлавиты, Бадавиты, Десукиты, Накшбендиты, Хальватиты, Байрамиты, Бекташи и др. Однако следует отметить, что на протяжении этого исторического периода отмечены и случаи противодействия суфийским идеям со стороны некоторых известных мусульманских теоретиков, наиболее известным из которых был Ибн Теймия (ум. в 728/1328). Он активно выступал против нововведений, которые привносили в исламскую доктрину некоторые суфийские ордена, против их чрезмерного почитания учителей-шейхов, могил умерших праведников, против понятий святости, передаваемой по наследству (барака) а также против пантеистических и мистических идей. Против всего этого на протяжении последующих веков выступала мусульманская суннитская ортодоксия.

Приблизительно с XI/XVII века начался процесс постепенного упадка суфизма. Никаких новых идей, прогрессивного мышления суфийские ордена предложить обществу уже не могли. Они продолжали воздействовать на общественную жизнь Османской империи и других регионов мусульманского мира, но их учение замкнулось исключительно на схоластической полемике и многократных вариациях выработанных ими учений о единстве бытия (вахдат аль-вуджуд), опьянения и взаимной любви к Истинному (аль-Хакку), Божественного самопроявления (таджалли). Обострилось межсектантское противостояние между различными суфийскими сектами. Дело в том, что на протяжении своей истории суфизм распался на большое количество сект. Некоторые мусульманские историки указывают, что их было около 400. Кризис суфизма шел параллельно с общим политическим и экономическим кризисом Османской империи и других мусульманских государств. Суфийские идеи больше не могли определять прогресс общества и государства. Они замкнулись на мистических аспектах в религии и все больше отходили от объективной реальности в условиях меняющегося мира. Их большое влияние в обществе и неспособность к прогрессу стало причиной того, что многие мусульманские просветители видели в них основную причину отсталости мусульманского мира перед динамично развивающейся Европой. Многие деятели тасаввуфа признавали наличие этих проблем и пытались реформировать, оживить суфийское учение.

После падения Османской империи позиции тасаввуфа в исламском мире сильно ослабли по причине углубления процессов секуляризации, призывов к возврату к первоначальной чистоте Ислама, развитию националистических доктрин. Тем не менее, до настоящего времени они продолжают играть активную роль в общественной жизни некоторых регионов мусульманского мира.
Основные суфийские доктрины

1. Вахдат аль-Вуджуд (единство бытия)

Суть доктрины «единства бытия» сводится к тому, что существует только одно бытие и им является Бог. Помимо Него никаких сущностей не существует. Все они являются Его проявлениями и зависят от Его существования. То есть сущности материального мира находятся с Богом в таких же отношениях, как сущий объект и его тень. Без наличия объекта не может существовать его тени. Согласно доктрине «единства бытия» немыслимо существования какого-либо объекта без осознания существования в нем Божественных проявлений. Каждый суфийский «путник» (салик), в соответствии с этой доктриной убежден в том, что помимо Истинного (аль-Хакк) ничто не обладает истинным бытием. Причем знание об этом он может получить исключительно иррациональным, внеопытным путем, постоянно совершенствуя свой духовный потенциал посредством аскетической жизни, совершая большое количество богослужений. Духовная практика и ощущение бесконечной любви к Создателю приводят «путника» к осознанию единственно сущего бытия, проявления которого пронизывают всю вселенную, в том числе его самого. В этом состоянии озарения он говорит: «Я — Бог» (Ана’ль Хакк). В этом состоянии «путник» осознает то, что все его слова, действия, поступки являются исполненными самим Богом. Состояния самы, джама приоткрывают ему завесу этой сокровенной тайны. Это происходит в состоянии опьяненности от безмерной любви к Истинному (сукра) и религиозного экстаза (ваджда). В этом состоянии суфии утверждают о своей божественности.

Естественно, что эта практика противоречит Шариату и исламскому мировоззрению, которые сами суфии-пантеисты называют лишь внешними, видимыми проявлениями веры. Пор этой причине они подвергались и подвергаются ожесточенным нападкам со стороны представителей ортодоксального Ислама, которые обвиняют их в ереси боговоплощения, отрицаемой Исламом. По причине заявления о своей божественности был казнен мистик Халладж, который впервые озвучил выражение «Ана’ль Хакк» (Я — Бог).

Считается, что доктрина «единства бытия» была впервые введена со стороны Ибн Араби (ум. в 638/1240). Он считал, что все сущности и объекты бытия являются знанием Аллаха и на самом деле все это небытием, «праобразами» (айан ас-сабита). Далее Ибн Араби разделял состояние всех вещей на три стадии, из которых состоит Божественный процесс сотворения:
а) Тааййун аль-авваль. Все вещи в целом состоянии находятся в знании Аллаха и не отличаются друг от друга;
б) Тааййун ас-сани. Вещи находятся в состоянии «праобразов» (айан ас-сабита) в знании Аллаха. При этом они разделены и являются собой.
в) Тааййун аль-хариджи. Вещи проявляются и появляются во внешнем мире. Однако они проявления Бога и не являются самостоятельным бытием. Поэтому во всех объектах материального мира присутствует сам Бог.

Истинное единое бытие в философии Ибн Араби проявляется на различных ступенях. Первой ступенью является лахут. Здесь нет сущностных и личностных, понятий. Тут пребывает только извечный Абсолют — Аллах. Следующей ступенью является джабарут. Здесь существует только единое бытие, не разделенное на отдельные объекты и субъекты. После этого происходит распад единого бытия на различные объекты, появляется сущностный мир творений, ангелов. Все эти ступени относятся только к сущности Аллаха.

Наконец последней ступенью является появление «совершенного человека» (инсан аль-камил), который является завершением всех этих ступеней. Именно человек содержит в себе все качества предыдущих творений. Он является носителем Божественных атрибутов. Согласно Ибн Араби, именно поэтому Пророк Мухаммад сказал, что Аллах создал Адама по своему подобию [этот хадис приводится у Бухари (Истизан, 1), Муслима (Бирр, 115) и Ибн Ханбаля (II, 224, 251)]. Именно по по этой причине человек стал халифом (наместником) Бога на земле.
После Ибн Араби идеи пантеистической доктрины вахдат аль-вуджуд распространились во многих регионах мусульманского мира. В Анатолии известным приверженцем этого учения был Садр ад-Дин Коневи (ум. в 623/1224), в Палестине и Египте — Ибн аль-Фарид (ум. в 632/1234). Юнус Эмре выразил эти идеи в турецком суфизме. Идеи вахдат аль-вуджуда нашли отражение и в «Маснави» Джалал ад-Дина Руми (ум. в 672/1273). Существует мнение, что доктрина вахдат аль-вуджуд и вообще вся философия Ибн Араби была использована в дальнейшем европейскими пантеистами, ярким представителем которых был Барух Спиноза.

Вахдат аш-Шухуд (единство свидетельства)

В окончательном и систематизированном виде эта доктрина разработана индийским шейхом тариката Накшбанди Ахмадом аль-Фаруки ас-Сирхинди (ум. в 1024/1615), который известен также как Имам Раббани. Его называли «обновителем веры» (муджаддидом).

Ахмад Фаруки подверг доктрину Ибн Араби о «единстве бытия» (вахдат аль-вуджуд) ожесточенной критике, несмотря на то, что она была принята последователями тариката Накшбанди. Поводом к этому послужила попытка индийского правителя Акбар шаха создать синкретическую религию, которая объединила бы его подданных мусульман, христиан, последователей индийских культов. Большая роль в этом «объединении» отводилась пантеистическим идеям Ибн Араби.

Протестуя против этой идеи, Ахмад Фаруки развил доктрину вахдат аш-шухуда, которая была известна еще со времен известного суфия-кубравита Ала ад-Даулы ас-Симнани (ум. в 736/1336), который выступил против доктрины Ибн Араби о «единстве бытия». Ас-Симнани отверг идею о том, что в каждой сущности заключеная Божественная манифестация или проявление. Как Бог, так и сотворенное Им материальное бытие, имеют реальное и самостоятельное существование. Согласно ас-Симнани, человек, занимающийся духовной практикой, стремится не к слиянию с Богом (как в пантеизме Ибн Араби), а к встрече с Ним, ощущению Его близости. При этом первостепенное значение он придавал неукоснительному соблюдению всех положений Шариата. Только одухотворенное исполнение положений Ислама ведет к духовному совершенству. Духовная практика не должна противоречить основным положениям религии.

Close