Славяне

На самом деле в слове “язычество” нет ничего нарицательного. Это означает – народная вера. Поскольку одним из значений древнеславянского слова “язык” является такое понятие, как “народ”.

На Руси свято верили, что весь окружающий мир пронизан волшебством. А как красивы были имена героев русских легенд: Лель, Лада, Боян, Велес…

Как отмечает Энциклопедия “Религии мира”: “Митрополит Макарий с укором писал в 16 в. о язычниках: …лес, и камни, и реки, и болота, источники, и горы, и холмы, солнце и месяц, и звёзды и озёра. И проще говоря – всему существующему поклонялись яко Богу и чтили…”.

Сделав маленькое отступление, следует сказать, что подобный же подход к миру существует в традиции Синто у японцев, где нет различия между божественным и человеческим, где человек един с природой. Согласно Синто, люди произошли от божественного, живут в одном мире с божественным, соседствуют с ним и могут вернуться в него. Отсюда и такое бережное отношение с их стороны друг к другу и окружающему миру.

Так воистину прекрасна и вера русского народа. Поскольку, основываясь на знании и непосредственном переживании себя как единого с миром, она была по-детски искренней и чистой… ведь только ребёнок способен воспринимать мир так, как описано выше… когда такой ребёнок склоняется над родником и, припадая к нему, пьёт из него воду, он губами прикасается к Богу…

Отношение раннего христианства к язычеству раскрывает апостол Павел: “Неужели Бог есть Бог иудеев только, а не и язычников? Конечно, и язычников [как мы уже видели в этой книге, каждый из нас хранит в сердце Единый для всех Первообраз]; потому что один Бог” (Рим. 3:29).

Представление о том, что Бог есть Свет, было свойственно и славянскому народу. Несколько столетий одним из самых почитаемых на Руси был Дажьбог, он был богом солнечного света, но отнюдь не самого светила. Богом Солнца был Хорс. Представление о том, что солнечный свет существует независимо от солнца, свойственно многим народам; славянские книжники подчёркивали зависимость светила от Вечного Света: “Вещь бо есть солнце свету” (“Солнце только воплощение света” (но не сам Вечный Свет)).

Дажьбог был воплощением Вечного Света.

“Солнце-царь” Дажьбог считался защитником всей Руси, а русские люди считали себя внуками Дажьбога. Отсюда и столько праздников, связанных с радостным приветствованием Солнца, народные забавы, прыжки через огонь и хороводы вокруг огня. Люди в полной мере познавали и впитывали в себя вместе с материнским молоком обоюдную гармонию и волшебство самих себя и окружающего их мира. Для язычника – всё есть Бог. Души русских людей сызмальства наполнялись изливающимся на них Вечным Светом Солнечного Дажьбога.

И, подобно окситанским трубадурам, последними носителями духовной традиции язычества на Руси ещё долгое время оставались скоморохи. Скоморохи хотели вернуться Тропой Трояней на далёкую Прародину, на Небесную Русь, и для этого уменьшали свои тяги. Уменьшали тягу ко всему земному. До XVIII века они не имели семей, дома, хозяйства и бродили артелью по Руси. Главной своей задачей они считали сохранение для крещённого люда древних знаний Небесной Руси. Сохранившееся мировоззрение этих людей и их когда-то существовавшее организационное единство и сейчас называется Тропой. Выше уже говорилось о том, как много в жизни русских язычников было связано с огнём. Для Тропы огонь тесно связан с ногами, в том числе и этимологически: “нога” наоборот “агон”(ь). Они говорят: “Вниз идёт нога, а вверх идёт огонь”. Шесты в их руках являются символами огненного перехода, так как содержат понятие шествия и огненности. “Огненности того перехода, который должен в результате своего духовного развития совершить каждый человек”.

Close