Реинкарнация и карма (продолжение)

Одним из самых дурных предрассудков является то, когда духовные свойства человека стараются объяснить унаследованием от отца, матери или иных предков. Тот, кто, например, придерживается предрассудка, что Гете унаследовал от матери и отца то, что является его главной сутью, с таким человеком навряд ли что поделаешь доводами, ибо в нем лежит глубокая антипатия к беспристрастному наблюдению. Материалистический гипноз мешает ему увидеть соотношения явлений в их настоящем свете.

В подобных разъяснениях даны указания, позволяющие проследить человеческое существо за пределами рождения и смерти. В границах, определенных рождением и смертью, человек принадлежит к трем мирам:
телесности, душевному и духовному. Душа образует посредствующий член между
телом и духом, пронизывая третий член тела, душевное тело, способностью к
ощущениям, и, проникая в первый член духа. Само-дух, как душа сознательная.
Поэтому в течение жизни душа сопричастна как телу, так и духу. Эта сопричастность выражается во всем ее бытии. От организации душевного тела
будет зависеть, как сможет развернуть душа ощущающая свои качества. И с другой стороны, от жизни души сознательной будет зависеть, насколько сможет
развиться в ней Само-дух. Чем лучше строение душевного тела, тем совершеннее
становятся сношения души ощущающей с внешним миром. И тем богаче и сильнее
становится Само-дух, чем больше пищи доставляет ему душа сознательная. Мы
уже указали на то, что в течение жизни через переработанные переживания и
через плоды этих переживаний Само-дух получает эту пищу. Ибо указанное
взаимодействие между душой и духом может быть лишь там, где душа и дух
заключены друг в друге, проникнуты друг другом, значит, в пределах объединения “Само-духа” с душой “сознательной”.

Прежде всего, рассмотрим взаимодействие душевного тела и души ощущающей. Правда, душевное тело, как выяснилось, есть тончайшее преобразование телесности, но все же оно принадлежит к телесности и зависит от нее. Тело физическое, эфирное тело и тело душевное в известном отношении образуют одно целое. Поэтому и душевное тело подчинено законам физической наследственности, через которую тело получает свой облик. И так как оно есть наиболее подвижная, как бы самая преходящая форма телесности, то оно и выказывает самые подвижные и преходящие явления наследственности. И оттого, в то время как физическое тело менее всего разнится в расах, народах, поколениях, и в эфирном теле, хотя оно и являет собой большие отклонения, для отдельных людей все же преобладает несомненное сходство – это различие очень велико в отношении тела душевного. В нем выражается то, что мы уже ощущаем как внешнюю, личную особенность человека. Поэтому, оно есть также носитель того, что из этих личных особенностей унаследовано потомками от родителей, дедов и т.д.

Правда, душа, как таковая, как это уже разъяснялось, ведет собственную,
вполне обособленную жизнь: она замыкается в себе самой, со своими
склонностями и отвращениями, со своими чувствами и страстями. Но все же она
действует, как целое, и поэтому это целое выражается и в душе ощущающей. И
так как душа ощущающая проникает душевное тело, как бы наполняет его, то оно
строится сообразно природе души, и, таким образам, как носитель наследственностью может передавать склонности, страсти и т.д. от предков к
потомкам. На этом факте основано то, что говорит Гете: “От отца у меня осанка, строгий строй жизни, от матери веселость нрава и охота к сочинительству”. Но, конечно, его гениальность не от них. Таким образом, нам выясняется, что именно из своих душевных свойств может передать человек полиции физической наследственности.

Вещества пеплы физического тела, как таковые, находятся во всем круге внешней физической природы. Они постоянно берутся из нее и снова отдаются ей обратно. В течение нескольких лет совершенно обновляется состав вещества,
образующего наше физическое тело. Что этот состав вещества принимает форму
человеческого тела и что он внутри этого тела постоянно обновляется, – это
зависит от того, что он сдерживается телом эфирным. И форма эфирного тела
определяется не только событиями между рождением или зачатием и смертью, но
находится в зависимости от законов наследственности, переходящих за грани
рождения и смерти. То обстоятельство, что путем наследственности могут
передаваться также и душевные свойства, т.е., что при своем продолжении
физическая наследственность получает душевный вклад, это имеет свою основу в
том, что душевное тело может находиться под влиянием души ощущающей.

Каким же образом складывается взаимодействие между душой и духом?
Влечение жизни дух связан с душой вышеуказанным образом. Душа получает от
лука дар жить в истине и добре и этим выявляет самый дух в своей собственной
жизни, в своих склонностях, стремлениях и страстях. Само-дух приносит для
“Я” из мира духа вечные законы истины и добра. Эти законы через душу
сознательную связуются с переживанием собственной душевной жизни. Сами эти
переживания преходящи. Но плоды их остаются. И то, что Само-дух, был связан
с ними, кладет на него неизгладимый отпечаток. Когда человеческий дух
подходит к такому переживанию, которое сходно с другим, с которым он уже
однажды был связан, то он видит в этом переживании нечто уже знакомое и
относится к нему иначе, чем, если бы он встретился с ним впервые. На этом
ведь основано всякое обучение. И плодами обучения являются усвоенные
способности. Таким образом, в вечный дух запечатлеваются плоды преходящей
жизни.

И разве мы не видим эти плоды? На чем основаны задатки, которые
изложены выше, как отличительные черты духовного человека? Что такое они,
как не способности к тому или другому, которые приносит с собой человек,
когда он начинает свой земной путь. В известных отношениях эти способности
вполне подобны тем, которые мы можем усвоить себе также и в течение жизни.
Возьмем гений человека. О Моцарте известно, что он ребенком мог написать по
памяти всего раз услышанное им длинное музыкальное произведение. Он мог это
лишь потому, что был в состоянии сразу окинуть взором все произведение
целиком. И в течение жизни человек, в известных пределах, увеличивает
способность все охватывать взором, улавливать связи так, что этим он
приобретает новые способности. Ведь говорит же о себе Лессинг, что,
благодаря своему дару критического наблюдения, он приобрел себе нечто,
близкое к гениальности. Если такие способности, основанные на известных
задатках, мы не хотим принимать за чудеса, мы должны их считать плодами
переживаний, которые имел Само-дух через душу. Они запечатлелись в Само
духе. И так как это случилось не в этой жизни, то значит в какой-либо
прежней. Человеческий дух – есть свой собственный особый род. И подобно
тому, как человек, как физическое существо известного рода, наследует свои
свойства в пределах этого рода, так же и дух в пределах своего рода, т.е. в
пределах себя самого. В жизни человеческий Дух является повторением самого
себя, с плодами своих прежних переживаний в прошлых жизнях. Таким образом,
эта жизнь есть повторение других, и приносит с собой то, что Само-дух
выработал для себя в прошлой жизни. Когда Само-дух принимает в себя нечто,
что может стать плодом, то он проникается Жизне-духом. Подобно тому, как
жизненное тело из вида в вид повторяет форму, так же точно Жизне-дух
переносит душу от одного личного бытия в другое.

Таким образом, душевные переживания сохраняются не только в границах
рождения и смерти, но и после смерти. Но не только в духе, который
вспыхивает в ней, запечатлевает душа свои переживания, а, как это было
указано выше, также и во внешнем мире путем поступка. То, что совершил
человек вчера, еще существует сегодня в своем следствии. Изображение такой
связи между причиной и следствием дает в этом отношении аналогия смерти и
сна.

Нередко сон именуется младшим братом смерти. Я встаю утром. Ночь
прервала мою постоянную деятельность. При обыкновенных условиях для меня
невозможно утром приняться вновь за свою деятельность каким мне вздумается
способом. Чтобы в моей жизни царили порядок и связанность, я должен связать
ее с моей, вчерашней деятельностью. Мои дела вчерашнего дня обусловливают
собой, те, которые мне предстоят сегодня. Тем, что я сделал вчера, я создал
свою судьбу на сегодня. На время я отделился от своей деятельности, но она
принадлежит мне и она снова влечет меня к себе после того, как я на время
отдалился от нее. Мое прошедшее связано со мной, оно продолжает жить в моем
настоящем и последует за мной и в мое будущее. Не проснуться сегодня утром
должен был бы я, а быть заново сотворенным из ничего, если бы последствия
моих вчерашних дел не являлись моей судьбой для сегодня. Ведь было бы
нелепо, если бы при нормальных условиях жизни, я не поселился в доме,
который я построил для себя.

Так же, как человек не творится утром заново, так и человеческий дух не
создается вновь при начале своего земного жизненного пути. Попытаемся
объяснить себе, что происходит при вступлении на этот жизненный путь.
Возникает физическое тело, которое получает свой облик благодаря законам
наследственности. Это тело становится носителем духа, который повторяет
прежнюю жизнь в новом образе. Между обоими находится душа, ведущая замкнутую
в себе, свою собственную жизнь. Ее склонности и антипатии, ее желания и
вожделения служат ей, она пользуется услугами мышления. Как душа ощущающая,
она воспринимает впечатления внешнего мира, и передает их духу, чтобы он
извлек из них плоды для вечности. Она как бы играет роль посредника, и ее
задача исполнена, если она удовлетворяет этой роли. Тело формирует ей
впечатления, она преобразует их в ощущения, сохраняет их в памяти как
представления и передает их духу, чтобы он пронес их через вечность.
Собственно говоря, душа – есть то, чем человек принадлежит своей земной
жизни. Своим телом он принадлежит к физическому человеческому роду. Через
него он является членом этого рода. Своим духом он живет в высшем мире. Душа
временно связует вместе оба эти мира.

Но физический мир, куда вступает человеческий дух, не является для него
чуждой областью. В ней запечатлены следы его дела. Из этой области нечто уже
принадлежит ему, оно несет на себе отпечаток его существа. Оно родственно
ему. Как некогда душа передала ему впечатления внешнего мира, чтобы они
длительно пребыли в нем, так же точно, как его орган, она претворила
получаемые ею от него способности в поступки, которые также длительны в
своих следствиях. Через это душа действительно влилась в эти поступки. В
следствиях своих поступков душа человека продолжает жить второй
самостоятельной жизнью. И человеческий дух неизбежно должен снова
встретиться с последствиями этих поступков. Ибо во внешнем мире находится
лишь одна часть моего поступка, другая часть во мне самом. Это можно
пояснить простым сравнением из естествознания. Животные, которые некогда
пришли в пещеры Кентукки зрячими, утратили свою способность видеть благодаря
жизни в этих пещерах. Пребывание в темноте лишило глаза деятельности.
Благодаря ему в этих глазах более не происходит та физическая и химическая
деятельность, которая совершается во время зрения. Поток питания, который
раньше шел на эту деятельность, теперь притекает к другим органам. Теперь
эти животные могут жить лишь в этих пещерах. Своим поступком, своим
переселением они создали условия своей дальнейшей жизни. Это переселение
сделалось частью их судьбы. Существо, которое некогда было деятельным,
связало себя с последствиями своих поступков. Так и с человеческим духом.
Душа могла передать ему известные способности лишь благодаря тому, что она
была деятельна. И эти способности соответствуют поступкам. Благодаря
совершенному душой поступку, в ней живет проникнутый силой задаток к
возможности другого поступка, являющегося плодом предыдущего. Пока последний
не совершится, душа несет в себе это как необходимость. Можно сказать также,
благодаря поступку, в душу заложена необходимость свершить последствия этого
поступка.

Итак, своими поступками человеческий дух действительно построил свою
судьбу. В своей новой жизни он связан с тем, что он творил в прошлой.

Можно, конечно, спросить: как возможно это, ведь при своем новом
воплощении человеческий дух переносится в совсем иной мир, чем тот, который
однажды он покинул? Такой вопрос указывает на очень поверхностное понимание
сцеплений судьбы. Если свое поле действия я перенесу из Европы в Америку, я
тоже окажусь в совершенно новой обстановке. И все же моя жизнь в Америк
будет вполне зависеть отмеси предшествующей жизни в Европе. Если в Европе я
был механиком, то моя жизнь в Америке устроится совсем иначе, чем если бы я
служил в банке чиновником. В одном случае, в Америке я, по всей вероятности,
буду иметь дело с машинами, в другом случае – с банковскими делами. Во
всяком случае моя предыдущая жизнь определяет окружающую обстановку, она как
бы притягивает к себе из окружающего мира те вещи, которые родственны ей. То
же самое и с Само-духом. В своей новой жизни он необходимо окружает себя
тем, с чем он сроднился в прошедших жизнях. И оттого сон – есть верный образ
смерти, потому что во время, сна человек отрывается от того места, где ждет
его судьба. Пока человек спит, события на месте его жизни идут дальше.
Некоторое время человек не имеет никакого влияния на это течение. Все же
жизнь каждого нового дня зависит от последствий дел прежних дней. Наша
личность действительно каждое утро воплощается вновь в мире наших действий.
То, что в течение ночи было отделено от нас, днем снова находится вокруг
нас.

То же и с делами прежних воплощений человека. Они связаны с ним, как
его судьба, так же, как жизнь в темных пещерах остается уделом животных,
которые путем своего переселения в эти пещеры потеряли способность зрения.
Как эти животные могут жить лишь в той среде, в которую они себя сами ввели,
так и человеческий дух может жить лишь в той обстановке, которую он сам
создал себе своими делами. Нельзя найти лучшей аналогии для этого, чем
аналогия сна и смерти. То, что утром я вновь нахожусь в том самом положении,
которое я сам создал себе, накануне, об этом позаботилось непосредственное
течение событий. То, что при своем новом воплощении я нахожу вокруг себя
мир, соответствующий результатам моих действий в прошлой жизни, об этом
позаботилось сродство моего вновь воплощенного духа с вещами окружающего его
мира. Отсюда понятно, каким образом вычленена душа в существе человека.
Физическое тело подлежит законам наследственности. Человеческий же дух
должен все вновь и вновь воплощаться, и его закон в том, что он переносит
плоды прежних жизней в последующие. Душа живет в настоящем. Но эта жизнь в
настоящем не независима от предыдущих жизней. Ведь воплощающийся дух несет с
собою свою судьбу из своих прежних воплощений. И эта судьба определяет
жизнь. Какие впечатления сможет иметь душа, какие желания смогут быть
удовлетворены, какие радости и печали выпадут на ее долю, с какими людьми
она встретится – все это зависит от того, каковы были ее действия в
предыдущих воплощениях духа. Людей, с которыми душа была связана в одной
жизни, она должна будет снова найти в одной из последующих, потому что
произошедшие между ними действия должны иметь, свои последствия. Как одна
эта душа, так же должны будут, в одно время с нею, стараться снова
воплотиться и те, которые с нею связаны. Таким образом, жизнь души – есть
последствие судьбы, созданной самим же человеческим духом. Так трояко
обусловлено течение жизни человека в пределах между рождением и смертью. И
трояким образом зависит оно от факторов, которые лежат по ту сторону
рождения и смерти. Тело подлежит закону наследственности, душа подлежит
судьбе, созданной ею самой. Эту самим человеком созданную судьбу называют
его кармой. Дух же подлежит закону перевоплощения или реинкарнации. В
соответствии с этим соотношение между духом, душой и телом можно еще
выразить так: дух вечен, смерть и рождение, согласно законам физического
мира, господствуют над телесностью, душевная жизнь, определяемая судьбой,
является посредником между обоими в течение земной жизни. Всем дальнейшим
указаниям о существе человека должно предшествовать знакомство с “тремя
мирами”, к которым он принадлежит. Об этом мы будем говорить дальше.
Мышление, которое беспристрастно относится к явлениям жизни и не боится
проследить до конца цепь умозаключений, может, путем просто) логики, придти
к сознанию необходимости закона кармы и перевоплощения. Насколько правда то,
что перед видящим, обладающим открытым “духовным оком”, прошедшие жизни
лежат, как раскрытая книга, как переживание, столь же верно, что истинность
всего вышеизложенного очевидна для беспристрастного разума.

Close