Православие

Православие («правильное суждение» или «правильное прославление»)

Термин может использоваться в 3-х близких, но отчётливо различных значениях:

1. Исторически, а также в богословской литературе, иногда в выражении «православие Иисуса Христа», обозначает апробированное вселенской Церковью учение — в противоположность ереси. Термин вошёл в употребление в конце IV и в доктринальных документах часто употреблялся как синоним термина «кафолический» (в латинской традиции — «католический»).

2. В современном широком словоупотреблении обозначает направление в христианстве, оформившееся на востоке Римской Империи в течение первого тысячелетия н. э. под водительством и при заглавной роли кафедры епископа Константинополя — Нового Рима, которое исповедует Никео-Цареградский символ веры и признаёт постановления 7-и Вселенских Соборов.

3. Совокупность учений и духовных практик, которые содержит Православная Церковь. Под последней понимается сообщество автокефальных поместных Церквей, имеющих между собой евхаристическое общение.

Лексикологически неверно в русском языке употреблять термины «ортодоксия» или «ортодоксальный» в каком-либо из приведённых значений, хотя такое словоупотребление иногда встречается в светской литературе, обычно вследствие неграмотного перевода с европейских языков.

Смысл термина и границы понятия

Профессор Императорской Санкт-Петербургской Духовной Академии Н. Н. Глубоковский:
” Православие хочет быть полным откровением христианства, чтобы последнее выражалось в нем адекватно и значит — правильно. В этом смысле православие есть «правое исповедание» — потому, что воспроизводит в себе весь разумеемый объект, само видит и другим показывает его в “правильном мнении” по всему предметному богатству и со всеми особенностями. <…>

По своему внутреннему упованию православие мыслит себя христианством в его изначальной полноте и неповрежденной целостности. Оно принципиально разграничивается от других христианских исповеданий не как истина от заблуждений, а, собственно, в качестве целого по сравнению с частями. Последние уже выделяются из него и для оправдания и обеспечения своей автономии вынуждаются настаивать на прямом обособлении с резким оттенением своих отличительных свойств и такой несродности, которая исключает смешение и передачу. По самой своей целостности православие не чувствует к сему внутренней надобности, ибо носит в себе все части и не имеет ни нужды, ни желания дифференцироваться от них. <…>

Православие не имеет «символических книг» в техническом смысле <…> Оно почитает себя правым, или подлинным учением Христовым во всей первоначальности и неповрежденности, а тогда — какая же может быть у него особая отличительная доктрина, кроме Евангельско-Христовой?! <…> Православие апеллирует к старым, исконно христианским нормам и не указывает для себя особых “символических книг”, потому что не имеет ничего символически нового в догматическом отношении по сравнению с эпохою до заключения семи Вселенских Соборов. Этим показывается, что православие сохраняет и продолжает изначальное апостольское христианство по непосредственному и непрерывному преемству. В историческом течении христианства по вселенной это есть центральный поток, идущий от самого «источника воды живой» и не уклоняющийся на всем своем протяжении до скончания мира. ”
Основные догматические и канонические положения

Основной и единственный универсально авторитетный догматический документ — Никео-Цареградский символ веры.

* Спасение чрез исповедание веры «во единаго Бога» (1-й член Символа)
* Единосущие Лиц Святой Троицы: Бог Отец, Бог Сын, Святой Дух
* Исповедание Иисуса — Христом, Господом и Сыном Божиим (2-й член Символа)
* Боговоплощение (3-й член Символа)
* Вера в телесное воскресение, вознесение и предстоящее второе пришествие Иисуса Христа и «жизнь будущаго века» (5, 6, 7, 12-й члены Символа)
* Необходимость принадлежности к Церкви (воцерковленность) для спасения (9-й член Символа); вера в святость Церкви; Глава Церкви — Иисус Христос (Еф 5.23)
* Вера в ангелов и молитвенное предстательство святых.

Основные канонические нормы и институты:

* Иерархическое священство, имеющее 3 степени: епископ, пресвитер, диакон. Необходимое условие законности иерархии — прямое канонически законное апостольское преемство чрез чреду рукоположений. Каждый епископ (вне зависимости от титула, которым он обладает) имеет полноту канонической власти в пределах своей юрисдикции (епархии).

* Институт монашества. Включает в себя так называемое чёрное духовенство, играющее ведущую роль во всех сферах жизни Церкви с IV века.

* Установленные календарные посты: Великий (предпасхальный 48-дневный), Петров, Успенский, Рождественский, вместе с праздниками составляющие литургический год.

История формулирования вероучения

Современная православная Церковь рассматривает всю историю Церкви до Великого Раскола как свою историю.

Православное вероучение, по убеждению его приверженцев, восходит к апостольским временам (I век). Формулировалось о?росами (дословно — граница, вероучительными определениями) вселенских, а также некоторых поместных, Соборов.

Выделение православия на фоне появляющихся ересей начало оформляться в II—III веках н. э. Православие противостояло гностицизму (предлагавшему по-своему трактованый Новый Завет и зачастую отвергавшему Ветхий) и арианству (отрицавшему божество Иисуса Христа).

Ведущую роль в работе первых 4-х Вселенских Соборов играли епископы Александрии и Рима. Все Соборы созывались Ромейскими императорами и обычно проходили под их административным председательством.

* 325 — Первый (Никейский) Вселенский Собор: утвердил догмат единосущия Сына со Отцем; осудил ариан. Важную роль сыграл Афанасий Великий.
* 381 — Второй Вселенский Собор: единосущие Святого Духа со Отцом и Сыном; новая редакция Никейского Символа.
* 431 — Третий (Ефесский) Вселенский Собор: осуждение ересей Нестория и Пелагия, осуждённого ранее на Карфагенских Соборах 416 года; постановил именовать Деву Марию Богородицею.
* 451 — Четвертый (Халкидонский) Собор: осуждение как несторианства, так и монофизитства (ересь архимандрита Евтихия). Собор утвердил догмат, что Иисус Христос есть истинный человек, во всём подобен нам, кроме греха; по воплощении Он имеет одно Лицо (ипостась) и два естества, соединённые в Нем «неслитно и неизменно, нераздельно и неразлучно» — томос св. папы римского Льва.
* 553 — Пятый Вселенский Собор: персональное осуждение некоторых монофизитов и их сочинений.
* 681 — Шестой Вселенский Собор: осуждение монофелитов. К нему примыкает Трулльский Собор, составивший кодекс канонического права Церкви на Востоке.
* В средине VIII века Иоанн Дамаскин составил «Точное изложение православной веры» — первая богословская систематизация христианского вероучения.
* 787 — Седьмой Вселенский Собор: восстановление иконопочитания; честь, воздаваемая образу, переходит к первообра?зному и поклоняющиеся иконе поклоняются существу изображённого на ней.
* 11 марта 843 на поместном Соборе в Константинополе по случаю окончательного восстановления иконопочитания составлен чин Торжества Православия, совершаемый ежегодно в Неделю Торжества православия (первая Неделя Великого поста). Анафематизмы и многолетия чина могут рассматриваться как формула Православия как веры Церкви.
* 879 — поместный (у греков часто именуется Восьмым Вселенским) Собор в храме Святой Софии: восстановление на патриаршем престоле Фотия; осуждение каких бы то ни было изменений в Символе веры.

Православная Церковь

Источник внутреннего права Церкви, наряду со Священным Писанием, — Священное Предание, которое включает в себя каноны различного происхождения, авторизованные Церковью литургические тексты, творения Отцов Церкви, Жития Святых, а также обычаи Церкви. Традиционное понимание и толкование Писания — в контексте и единстве с Преданием.

Православие исторически традиционно распространено на Балканах среди греков, румын и албанцев, в восточной Европе среди восточно- и южнославянских народов, а также грузин, осетин, молдован и, наряду с русскими, среди некоторых иных народов Российской Федерации.

Православная Церковь составляется сообществом поместных Церквей — автокефальных и автономных.

Каждая автокефальная Церковь полностью самостоятельна и независима в делах своего канонического и административного управления. Автономные церкви находятся в канонической зависимости от той или иной автокефальной (кириархальной) Церкви.

Канонические поместные Церкви

Существующий порядок старшинства чести (официальная очерёдность в диптихе) возник по отпадении Римской кафедры в 1054 году, вследствие чего принадлежавшее ей первое по чести место (primus inter pares) перешло престолу Патриархов Константинопольских. Во втором тысячелетии н. э. возник ряд новых автокефальных Церквей, идущих в диптихах по Иерусалимском Патриархате. С конца XX века существует 14 общепризнанных и одна признаваемая некоторыми автокефальных Церквей (диптих в версии Московского Патриархата):

* Константинопольская
* Александрийская
* Антиохийская
* Иерусалимская
* Русская (Московский Патриархат)
* Грузинская
* Сербская
* Румынская
* Болгарская
* Кипрская
* Элладская (Греческая)
* Албанская
* Польская
* Чешских земель и Словакии
* Православная Церковь в Америке — в автокефальном статусе признана Московским Патриархатом и некоторыми иными славянскими Церквами.
Пределы поместных Церквей традиционно имеют тенденцию сообразовываться с границами национально-государственного размежевания, но определённой нормы в отношении данного вопроса нет. Так, Московский Патриархат, исторически всегда имевший юрисдикцию в пределах Российского (Московского) государства, после распада СССР в 1991 году простирает свою исключительную юрисдикцию на многие страны бывшего СССР.

На основании некоторых канонических положений (Правила 9-е, 17-е и 28-е Четвёртого Вселенского Собора, 34-е Правило Святых апостолов) Константинопольский Патриархат с 1920-х годов полагает, что вся православная «диаспора» должна находиться в его окормлении (церковной юрисдикции), а православные общины на территориях, вышедших из-под гражданско-политической юрисдикции государств (то есть ставшие суверенными государствами), имеют право на организацию в составе автономной Церкви под её верховной юрисдикцией. Так, на основании, в частности, указанных канонов Константинопольский Патриархат в феврале 1996 года совершил «Патриаршее и Синодальное Деяние o возобновлении Патриаршего и Синодального Томоса 1923 года касательно Православной Эстонской Митрополии», которое, в частности, гласило: «проявив осторожное поведение и предусмотрев всё необходимое, в соответствии с канонической традицией с незапамятных времён, когда Святейший Вселенский Престол получил право изменять и обеспечивать устройство Церквей и существо дел в соответствии с потребностями времени и благостоянием всего сонма, всегда стремясь к согласному и благоприятному образу и правлению местного и вселенского, снова провозглашаем восстановление Патриаршего и Синодального Томоса 1923 года в отношении Православной Эстонской Митрополии во всех его деталях.» Примечательно, что эпиграфом к указанному Деянию было изречение Патриарха Фотия: «Это обычное дело — менять границы Церкви, когда меняются политические образования и правительства.»

Ряд Церквей (в частности, Константинопольский, Антиохийский, Московский, Грузинский, Сербский, Румынский и Болгарский Патриархаты) имеют епархии и приходы вне территории своей основной юрисдикции — в так называемой «диаспоре»; другие же Церкви (Александрийская, Иерусалимская, Кипрская, Элладская) таких структур не имеют.

По вопросу о порядке дарования автокефалии также не существует ясно сформулированных общепризнанных норм, что порождает конфликтные ситуации как между самопровозглашёнными автокефалиями и их кириархальной Церковью, так и между Константинопольским Патриархатом и Московским Патриархатом, который настаивает на праве всякой автокефальной Церкви даровать автокефалию своей части. В Констатинопольском Патриархате придерживаются традиционного мнения, что учреждение автокефалии есть прерогатива вселенского собора, и рассматривают все позднейшие автокефалии (после 787 года) как подлежащие утверждению таковым.

После 1991 года, несмотря на численный рост и возрастание влияния внутри России, геополитические позиции Московского Патриархата, в церковно-политической орбите которого после Второй мировой войны находилось большинство поместных Церквей коммунистического блока, а также отчасти Антиохийский Патриархат, неуклонно ослабевают, что было продемонстрировано 9 октября 2007 года в Равенне на заседании Смешанной комиссии по православно-католическому диалогу, когда вследствие своего демарша Московский Патриархат оказался в полной изоляции: все прочие поместные Церкви поддержали линию Константинопольской Церкви. Митрополит Пергамский Иоанн (Зизиулас), представитель Константинопольского Патриархата и сопредседатель Смешанной комиссии, подчеркнул, что в итоге Московский Патриархат оказался «в изоляции, ибо ни одна другая православная Церковь не последовала его примеру».

Предпринятые в начале 2000-х попытки Московского Патриархата подчинить своей юрисдикции приходы Западноевропейского Экзархата во Франции, а также предотвратить переход в Экзархат (в составе Константинопольского Патриарахата) значительной части приходов Сурожской епархии закончились неудачей.

Close