Боги славян (продолжение. часть 2)

Купала, Купало – летний бог, бог влаги (росы), “Густинская летопись”. Получил необычное распространение у восточных славян, в ночь на Ивану Купалу идет соединение огня и воды (с обязательным появлением животворящего пара и кипятка) и творятся чудеса. В дополнении к разделу приводятся некоторые песни празднества. В послании игумена псковского Елеазарова монастыря панфила псковскому князю Дмитрию Владимировичу Ростовскому (согласно Псковским летописям, 1505 г.) говорится о том, что в канун рождества Иоанна Предтечи “чаровницы” – мужчины и женщины по лугам, болотам, лесам, полям ищут якобы какие-то смертные травы “на пагубу человеком и скотом”, “тут же и дивиа корение копают на потворение мужем своим: и сиа вся творят действом дьяволим в день Предтечев с приговоры сотанинскими”. А в самый праздник Предтечев, совпадающий с летним солнцеворотом, собственно с Купалой, “во святую ту нощь мало не весь град возмятется, и в селех возбесятца в бубны, и в сопели, и гудением струнным, и всякими неподобными игры сотонинскими, плесканием и плесанием, женам же и девам и главам киванием, и устнами их неприязнен клич, вся скверные бесовские песни, и хрептом их вихляниа, и ногам их скакание и таптаниа; ту же есть мужем и отроком великое падение, ту же есть на женское и девичье шатание блудное им воззрение, такоже есть и женам мужатым осквернение и девам растлениа. Что же бысть во градех и селех в годину ту – сотона красуется кумирское празднование, радость и веселие сотонинское, в нем же есть ликование… яко в поругание и в бесчестие Рожеству Предтечеву и в посмех и в коризну дни его, не вещущим истины, яко сущии идолослужителие бесовскии праздник сеи празноють”… “Сице бо на всяко лето кумиром служебным обычаем сотона призывает и тому, яко жертва приноситца всяка скверна и беззаконие, богомерское приношение; яко день рожества Предотечи великого празнуют, но своим древним обычаем.”

Крът, Кродо – сын Сытиврата, бог жертвенных мест, отец Сварога согласно “Mater Verborum”, также отождествлялся с Сатурном. Вероятно, “крады” и есть то, за чем следит сей древний бог. Остатки культа Кродо были застигнуты в Гарце. Истукан Кродов стоял на высокой, лесом поросшей горе. Это был старик с обнаженной головой, голыми ногами он стоял на рыбе, опоясан был шерстяною белой повязкою, держал в одной руке колесо, а в другой сосуд с цветами и плодами (dey grote Duvel tour Harzborg). Связан с культом предков и сжигания трупов, чествовался вендами на Радуницу – 9 марта и на 1 мая. Известна поговорка у хорватов “не все пойдем в Кротово царство, иные к черту”. Напрашивается аналогия с островами Блаженных, где властвует Крон и пребывают тени лучших из героев и титанов.

Лад, Ладо, Лядо, Ладон – бог войны, бог веселья, бог брака, бог пекельный. (Лад – “Синопсис”; Ладо или Лядо – “Густинская летопись”, Поучение против язычества “О идолах Владимировых”; Ладон – “Хроника Польская” Яна Длугоша), Alado – в польских церковных запрещениях языческих обрядов начала пятнадцатого века. Божество с явными признаками гермафродитизма – Dedis Dewie (Дид-Ладо – великое наше божество), Длугошу вторят и другие исследователи Стрыковский, Бельский, Меховский, Прокош. Как-то соотносится с Ящером, если следовать греческой мифологии – сторож сада Гисперид в стране гипербореев. Если Лада отождествлена с Венерой, то Лад близок к Марсу. Если Лада близка к Деметре или Персефоне – Лад соотносится с Аидом.

Лада – богиня любви, богиня брака согласно “Mater Verborum” (соотносимая там с Венерой) и “Синопсису”, а также “Повести о построении бенедиктинского монастыря на Лысой горе” (XVI век записи), под именем Gardzyna (“Охранительница”) упомянута в польских церковных запрещениях языческих обрядов начала пятнадцатого века. Ее месяц – апрель. Одна из Лосих-Прародительниц. Соотносится с Лато из страны гипербореев в верхней ипостаси, и Деметрой – в нижней ипостаси. Одна из Рожаниц.(см. Триглав). Жена Лада, либо некое божество с неразличенным полом Дидо-Ладо. Ее металл – золото, медь или бронза, а камень – изумруд. Вот современные нам песнопения (запись 1999 г. Константина Бегтина, Московская область):
Ой, встало красно солнышко!
Ой, Ладо мое, купало!* (*эта строка чередуется с каждой последующей)
А с солнцем да светлый месяц!
И вышли по круче девушки, –
Восславить Ярилу Молодца.
Как скачет он по цветам-росе, –
По всей родной сторонушке!
И все славят, молодца, –
Огни ему жгут купальные, –
Да песни поют величальные.
Венчается с красной девицей
С Зарей – Заряницей молодец!
Венчает их небо вышнее
Костры их венчают в полночи,
Огни да сердец любящих
Их дарят своею милостью

И далее:

То не свет-заря разливается,
То не солнышко с Ясным месяцем,
То на холм высок поднимется
Моя ладушка, красна девица.
От красы ее травы клонятся
Да роса блестит скатным жемчугом.
Глянет в небо она – птичью вольницу
И поют ей с небес песни звонкие:
Уж ты Ладушка, красна девица!
Откорой в сердце свое ты тропиночку
Да дороженьку – мостик радужный
Ты для вольного сердца молодца.

Лель и Полель – сыновья Лады, ипостаси или братья Лели согласно “Синопсис” и поляку Меховскому. Леля уподобляют Купидону. Полеля – бог состоявшегося брака. Иногда называют Дидо, якобы мужа Дидилии. Автор согласен с мнением Б.А.Рыбакова, что “святое семейство” состоит только из Лады и Лели – остальные имена – позднее переосмысление и перепев этих двух имен.

Леля, Ляля – богиня плодородия согласно “Синопсису”, вторая Рожаница, дочь Лады, богиня деторождения сходная с Артемидой (“Повесть о построении бенедиктинского монастыря на Лысой горе” (XVI век записи), в нижней ипостаси соотносимая с Персефоной. На вышивках представлена как одна из двух Лосих, между ними – Макощ. Упоминаемая часто рядом с Ладой и Ладом. Ее день – понедельник. Дочь Лада. Ее дерево – рябина или береза (“во поле береза стояла – Ляля, Ляля стояла”), металл – также серебро. Культ Лели и Лады подробно рассмотрен ак. Рыбаковым в книге “Язычество древних славян”

Лихо – особый разговор должен идти о Лихе, одноногом и одноглазом, которое может быть и весьма древним самостоятельным божеством и ипостасью некоего древнего божества, отметим лишь, что Луг обходит войска богов Дану, прикрыв один глаз и поджав одну ногу. Известна карта Таро с тем же персонажем (в той же магической стойке).

Макошь, Мокощ, Мокошь, Мокуша – богиня всей Судьбы, старшая из прях, богиня плодородия и связана с урожаем, имеет 12 годовых праздников, иногда изображена с рогами, упомянутая в русских летописях и многочисленных поучениях против язычества( например “Слово о мздоимании” 16 века, “Слово о покаянии” 16 века). Единственная богиня из пантеона кн. Владимира. Матерь богов, возможно жена или воплощение Велеса-Мокоса-Мокоша, соотносимая с Гекатой (имя употребляют зачастую в мужском роде). “Мамаи же царь… нача призывати боги своя: Перуна, Салманата, Мокоша, Раклия, Руса и великаго своего помощника Ахмета.” (“Поведание о (Мамаевом) побоище вел. кн. Дитрия Ивановича Донского”) “требу кладутъ и творят… Мокошьи диве…. мажютъ Екатию богыню, сию же деву творятъ и Мокошь чтут.”( “Слово об Идолах” 15 века) В нижней ипостаси известна, как Яга (Хель, Кали), мать ветров и богиня смерти. Изображена на русских вышивках между двух лосих-Рожаниц, иногда изображена с рогом изобилия. Как следствие хтоничности непропорционально большая голова на изображениях Ее день – Пятница, ее металл – серебро, камень – горный хрусталь и т.н. “лунный камень”.

Маржана, Марцана, Морена, Морана – богиня плодородия и жатвы согласно “Хронике Польши” Яна Длугоша и “Mater Verborum”, соотносимая с Гекатой и Церерой, она же Мара – богиня смерти по “Краледворской рукописи” и Marzava по А.Френцелю. Для изгнания Мары использовалась кочерга и опахивание. Мор, морок, море, как враждебная стихия, кошмар.

Недоля, Несреча, Несряшта, Злосчастье – пряха, помощница или младшая сестра Макоши-Яги, матери жребия, Ягишна(Голубиная книга, Афанасьев, сербский эпос)

Перун, Перунова – бог грома и молний, как небесного огня, упомянут в летописях в договорах русов и славян с ромеями (кн. Олег – 907 г, кн. Игорь – 945 г., кн.Святослав – 971 г.). Сварожич (Перун – в русских летописях, Перунова – “Mater Verborum”, Пероун – “Слово и откровение святых апостолов” из поучений против язычества 14 века). Поминается в “Слове о мздоимании” (список XVI века), а также в “Поведании о (Мамаевом) побоище вел. кн. Дитрия Ивановича Донского” вместе с Мокошем в числе языческих богов нечестивых “татар”, и в “Слове о покаянии” (список XVI века). Его день – Четверг. Его металл – олово, его камень – белемнит (чертов палец-перуновы стрелы) сапфир, лазурит, дерево – дуб, бук. Связывался с плодородием, в православии соотнесен с Ильей Пророком, литературно в позднее время соотнесен с Зевсом, владеющим перуном. Соотносится с Перкунасом балтов, Тором скандинавов, Таринисом – кельтов.

Погода (Pogoda), Догода – бог изменчивости (“Хроника Польши” Ян Длугош), вероятно, тоже бог ветра, типа Посвиста, но благоприятный, южный или западный. Внук Стрибога.

Подага – “… у славян имеется много разных видов идолопоклонства. Ибо не все они придерживаются одинаковых языческих обычаев. Одни прикрывают невообразимые изваяния своих идолов храмами, как, например, идол в Плуне, имя которого Подага…”(“Славянская хроника” Гельмольд), возможно, женская ипостась Огня-Сварожича или Даждьбога, см “поджигать”.

Позвизд, Похвист – бог ветра (“Густинская летопись”, Иннокентий Гизель “Синопсис”, 1674 г.), северного ветра, о нем сообщают Кромер и Меховский. Внук Стрибога.

Полкан – “Полу”-“конь”. Упоминания о кентаврах в русской письменной традиции начинаются с 11 века. Известны многочисленные изображения кентавров, например на стенах Дмитриевского собора во Владимире (1194 г.) или на стенах Георгиевского собора в Юрьеве-Подольском (1230 г.). Кентавра крылатого называли Китоврас. Он приобретает крылья, причем последние располагаются не в области плечевого пояса лошади (как у некоторых парфянских изображений), а за спиной человеческого торса. Такой кентавр обычно изображался в короне (Новгород 1336 г.). Полкан нередко изображался в виде получеловека-полупса с дубиной. В колдовских стихах Полкан – спаситель “солнцевой девы” от змея.

Прия – богиня любви по “Mater Verborum” (либо богиня весны в четверке Прия – весна, Спожина – лето, Овсень – осень, Сива – зима), ее день, как и у Макощи – Пятница, но металл – медь или бронза, а камень – изумруд. Наверное, есть некая связь с богиней Фрейей, что сама из ванов.

Проно, Прово, Прове – бог права, бог дубовых рощ, его день – вторник (хотя у Перуна – четверг), почитался ваграми, бог альденбургской земли (Гельмольд, “Славянская хроника” 1157-1170-е): “… мы отправились дальше по Славии в гости к одному могущественному человеку, имя которому было Тешемир, ибо он приглашал нас к себе. И случилось, что по дороге мы пришли в рощу, единственную в этом краю, которая целиком расположена на равнине. Здесь, среди очень старых деревьев мы увидели священные дубы, посвященные богу этой земли – Прове. Их окружал дворик, обнесенный деревянной искусно сделанной оградой, имевшей двое врат. Все города изобиловали пенатами и идолами, но это место было святыней всей земли… Славяне питают к своим святыням такое уважение, что место, где расположен храм, не позволяют осквернять кровью даже во время войны.” О нем сообщают также “Щедий Михей, “О германских богах” (ок 1750 г), А.Френцель (“История народов и обычаев Верхней Лужицы”,1696).

Род – Сущий, Единый, прародитель богов и творец мира, ” Вседержитель, иже единъ бесмертенъ и непогибающихъ творецъ, дуну бо человеку на лице духъ жизни, и бысть человекъ въ душю живу: то ти не Родъ, седя на вздусе, мечеть на землю груды – и въ томъ ражаются дети… “, упомянут, например в поучениях против язычества “О вдохновении святаго духа”, “Слове об Идолах”, “Слово Исайи пророка”, рукописи Четьи Минеи из древнерусского духовника. Возможно, как Стрибог, т.е. стрый (старый) бог-отец упомянут в “Слове о Полку Игореве” и русских летописях, а также как Бог в договоре русов Игоря с ромеями. Гельмольд сообщал: “Среди многообразных божеств, которым они посвящают поля, леса, горести и радости они (славяне) признают и единого бога, господствующего над ними в небесах, признают, что он всемогущий, заботится лишь о делах небесных, другие боги повинуются ему, выполняют возложенные на них обязанности, и что они от крови его происходят и каждый из них тем важнее, чем ближе он стоит к этому богу богов”. Богом богов у западных славян именуют Свентовита, скорее всего это одна из главных ипостасей Рода. “Суда божия не минути” – Суд или суд – одна из ипостасей рода. Роду сопутствуют рожаницы (в “Вопросах Кирика”, памятнике словесности XII века: “Аже се Роду и Рожанице крають хлебы и сиры и мед…”), как-то связаные с судьбой, вероятно, если Рода именуют Судом, то рожаниц – судиницами. Иногда упомянута только одна Рожаница: “Извыкоша елени класти требы Атремиду и Артемиде, рекше Роду и Роженице, тации же игуптяне. Також и до словен доиде се слов, и ти начаша требы класть Роду и Рожаницам,… а се егуптяне требы кладут Нилу и огневе, рекуще Нил плододавецъ и раститель класом”.(“Сл. Св.Григория о том, како первое погани суще языци кланялися идолом и требы им клали”). В светлой ипостаси Род сопоставлен с Аполлоном-Атремидом (Артемидом): “Артеми, юже нарицають Родъ” (“Мученiе св.Трифона изъ февральской Минеи четiи по списку XV века.” Моск. дух. Акад.N584). Любопытно, что в качестве синонима к “родъ” Срезневский проводит слово “геена, огонь неугасимый”. Род в ППЯ по Срезневскому противопоставляется христианскому Богу, т.е приравнивается к его противникам, Сатане, равным ему по “назначению”: “То, иже служат Богу и волю его творят, а не Роду, ни Роженицам, кумиром суетным, а вы поете песнь бесовскую Родоу и Роженицам” (Сбор. Троиц, 16 век). Рожаницами многие полагают Ладу и Лелю, хотя ни разу в ППЯ их не именуют так. Яcно, что Рожаницы – девы жизни и судьбы которым “с робятъ первыя волосы стригутъ и бабы каши варяъ на собрание рожаницамъ”(“Цветник”), и люди еще в 13 веке “готовающеи ражаницам трапезоу и исполняюще демонови чьрпания” (“Паремейник”, 1271 г.) “А овце вернии людьи, иже работають Богу, а не рожаницам” (Изборник 13 века – “Книга нарицаемыя изборникъ и о многъ оць тълкованы”) “Ставление трапезы рожаницам i прочая вся служенья дьавола” (Пиисiевскiй сборникъ конца XIV в.)

Close