Аккадское царство

Между тем, в 2316 г. до н.э. в Кише произошли весьма знаменательные события, которые повлияли на дальнейший ход истории. После поражения, которое Киш потерпел от Лугальзагесси, в городе произошел переворот и личный виночерпий лугаля Ур-Забабы сверг своего хозяина. Мятеж, видимо, был поддержан представителями самых разных слоев населения, недовольными, каждый по своему, существовавшими порядками. Мы врядли когда-нибудь узнаем настоящее имя этого виночерпия, но после захвата власти он стал называть себя Шаррумкен, что по-восточносемитски означает “истинный царь”. Впоследствии это имя трансформировалось в то, под которым нам хорошо знаком этот выдающийся человек – Саргон I Древний (2316-2261 г.до н.э.).

О его происхождении известно очень мало. Более поздние легенды рассказывают, что мать Саргона была знатного рода, но сразу после его рождения положила ребенка в корзину и отправила по течению Евфрата. Мальчика нашел и воспитал водонос Акки. Когда Саргон подрос и стал садовником, на него обратила внимание богиня любви Иштар, пообещавшая ему свое особое расположение. Так любимец богини попал в ближайшее окружение лугаля Ур-Забабы, а затем вознесся над остальными царями. Мотивы чудесного спасения ребенка, отправленного по реке и ставшего затем великим человеком, встречаются очень часто в сказаниях самых разных народов. Достаточно вспомнить хорошо известную легенду о Ромуле и Реме или библейский рассказ о Моисее. Видимо этим подчеркивается разрыв генетической связи с предыдущим периодом.

Как бы то ни было, ясно что Саргон был незнатный человек, никак не связанный ни с общинной, ни с жреческой аристократией, и волей случая вознесенный на вершины власти. Он находил широкую поддержку среди бедных общинников, уставших от произвола чиновников и жрецов. Своим примером он подарил простому люду надежду, что можно, благодаря своим способностям, возвысится из низов.Поэтому они охотно шли к нему в народное ополчение. Однако, как показали дальнейшие события только единицы смогли воплотить свою мечту. Образовав новую знать, эти счастливчики уже никого не допускали в свой круг.

Провозгласив себя царем, Саргон начал с того, что, пользуясь слабостью северных соседей, захватил всю северо-восточную часть Месопотамии и области в верхнем течение Тигра, которые в те времена назывались страной Субарту. Таким образом, уже через несколько лет Саргон стал во главе огромного по тем временам государства, положив начало Аккадскому царству (2316-2170 г. до н.э.), просуществовавшему почти полтора столетия.

Достойным противником новому царю было шумерское государство Лугальзагесси, занимавшее территорию Нижней Месопотамии. Саргон предложил Лугальзагесси союз, скрепленный династическим браком, но тот, либо будучи уверен в своих силах, либо относясь пренебрежительно к низкородному выскочке, отверг это предложение. Теперь война стала неизбежностью и только на полях сражений могла решиться судьба Месопотамии.

Основу шумерской армии составляла профессиональная тяжеловооруженная пехота. В бой они вступали сомкнутым строем, в первом ряду которого сражались бойцы с огромными щитами, за ними следовали несколько шеренг копьеносцев. Ополчение в виде легкой пехоты находилось в задних рядах и использовалось при ближнем бое. Такое боевое построение было предназначено для лобовой атаки и не могло маневрировать. Слабые места, такие как фланги и тыл, прикрывались колесницами.
Саргон же, опираясь на народное ополчение, которое не было профессиональным, создал небольшие легковооруженные отряды, действующие в рассыпном строю. Мощи натиска сомкнутого строя он противопоставил массу лучников и пращников. Уклоняясь от фронтального боя, сражение начинали стрелки Саргона и буквально засыпали вражеские войска градом стрел и камней, которые, пролетая по крутой дуге и минуя ряд щитоносцев, поражали задние шеренги. При этом если шумеры обращались в бегство, то мобильные отряды легко преследовали их.

Такая тактика оправдала себя сполна. Вступив в войну с Лугальзагесси в 2311 г. до н.э. и одерживая одну победу за другой, Саргон неумолимо продвигался по Шумеру, несмотря на то, что ему противостояла коалиция из пятидесяти исаков. Он нанес противнику сокрушительное поражение, разграбил Урук. Лугальзагесси был взят в плен и “в клетке для собак” направлен в Ниппур. Дело в том, что титул “великого исака Энлиля”, которым обладал Лугальзагесси, являлся показателем богоизбранности, признавался во всей Месопотамии, и лишить его мог только сам Энлиль. Поэтому ритуал отречения был обставлен весьма торжественно. Побежденного царя в медных оковах в сопровождении жрецов провели по улицам Ниппура, а затем “через ворота Энлиля”. После этой церемонии Лугальзагесси скорее всего казнили, а звание великого исака Энлиля перешло к Саргону.

После этого Саргон без особого труда покорил Ур, но наверное, все же встретил сопротивление, потому что разрушил его городские стены. Следующим на очереди стал Лагаш. Войско Саргона опустошило его территорию и достигло Персидского залива. На обратном пути была взята Умма.

Саргон был представителем семитской части населения Месопотамии. Возможно поэтому он с легкостью порвал со многими вековыми традициями шумеров. Во-первых, вместо того, чтобы править в богатом и старинном Кише, он переносит столицу в захолустный городок Аккаде. Археологи до сих пор не определили его местонахождение, но в истории он остался навсегда. От него пошло название всей Северной Месопотамии – Аккад, восточносемитский язык стал аккадским да и название государства Саргонидов носит его имя – Аккадское Царство. В Кише стала править так называемая IV династия Киша, полностью подчиненная аккадскому царю.

Во-вторых, Саргон сохранял внутреннюю структуру завоеванных стран, но правители этих стран превратились фактически в чиновников, назначаемых им и ответственных лишь перед ним. Совет старейшин практически потерял свое значение. Таким образом, прежнее сосуществование отдельных государств, их бесконечные распри из-за пограничных территорий, каналов, строительства ирригационных систем осталось в прошлом. Ему на смену пришло централизованное государство с единым управлением и единым руководством. Близких родственников правителей областей царь держал при себе, видимо в качестве заложников.

В-третих, он лишил профессиональных воинов земельных наделов, выдававшихся им раньше из храмовых земель. Саргон имел постоянное войско, но оно было расквартированно в окрестностях Аккаде и получало содержание из рук царя. Основой же армии стало народное ополчение.

В-четвертых, назначения на высшие жреческие должности, а соответственно и управление храмовыми землями, постепенно также перешло под царский контроль. Например, свою дочь Саргон возвел в должность жрицы-эн в храме Ура, посвященному богу Луны. Такая позиция царя естественно не способствовала добрым отношениям между ним и жречеством.

В-пятых, он ввел единую для все страны систему мер и весов. Это значительно облегчало торговлю, способствовало ее расцвету и укрепляло связи внутри государства. Наконец, изменения коснулись и области искусства – вместо беликих образов появилась яркая индивидуальность изображения.
Несколько военных походов было совершено в западные земли. В одной из надписей сказано: “Саргон, Царь, простерся перед Даганом и вознес ему молитву, и он (Даган) даровал ему Верхнюю землю, включающую в себя Мари, Ярмути и Иблу, вплоть до Кедрового леса и Серебрянных гор”. Город Мари нам известен, Ярмути многие ученые связывают с Палестиной, Иблу – с горами на севере, в области Верхнего Евфрата, Кедровый лес – это Ливан, а Серебрянные горы – Тавр. Кроме того, нам известна война с Эламом, где в это время правил царь Лихишшан. Видимо она была достаточно тяжелой, но эламиты в результате потерпели поражение, и Саргон оставил власть в руках их правителя, просто подчинив его себе. Таким образом, Аккадское царство охватывало всю Месопотамию и простиралось от южных пределов Малой Азии, через Сирию и Палестину до берегов Персидского залива.

О дальнейших действиях Саргона сохранились лишь самые скудные сведения. Мы знаем, что эламский царь Хелу начал восстание против Аккадского царства. Видимо это был не единичный мятеж. По мере укрепления централизованной власти все яснее проступал ее деспотический характер, и это многим не нравилось. Бедняки разочаровались в своих надеждах на улучшение жизни, жречество было недовольно потерей должностей и хоамовых хозяйств, номовая знать с горечью вспоминала былые вольности. Периодически страну охватывали всплески недовольства, но любые восстания подавлялись самым жестоким образом. По преданию во время одного из мятежей престарелый Саргон был осажден в своей столице Аккаде, вынужден был бежать и даже прятаться в канаве, хотя впоследствии одолел мятежников.

Мы многое знаем о деяниях Саргона, так как почти все свои победы он увековечивал в испещренных надписями статуях в Ниппуре, посвященных богу Энлилю. Сами стати к сожалению не сохранились, но ниппурской экспедицией были найдены таблички с весьма точными копиями надписей на них. Для чего изготавливались эти копии неизвестно, но выполнены они с большой тщательностью и даже снабжены пометками в какой части статуи располагалась надпись.

После смерти великого царя в 2261 г. до н.э. его сыну Римушу (2261-2252 г.до н.э.) досталось в наследство большое количество проблем. Покоренные области удерживались в едином государстве благодаря силе личности его отца. Теперь они возгорелись надеждой на свое освобождение. В одной из своих надписей в Сиппаре Римуш жалуется:”все страны, которые оставил мне отец мой Саргон, восстали против меня и ни одна не осталась мне верной”. Самое упорное сопротивление возникло в Южной Месопотамии. Во главе восстания стал правитель Ура Каазаг. Римуш разбил войско неприятеля, причем в своих надписях он сообщает число потерь врага – более 8 тысяч убитых и более 5 тысяч пленных. Затем царь двинулся к Персидскому заливу, разоряя непокорные города Умму, Адаб, Лагаш. Крупная битва состоялась также с эламитами. Везде Римуш с откровенной жестокостью вырезал семьи жрецов и представителей знати. Однако, не смотря на кровавые репрессии, ему не удалось умиротворить страну. Против Римуша подняли восстание “слуги его дома” В результате этого дворцового переворота царь был убит каменными печатями.

На смену Римушу к власти пришел его брат Маништусу (2252-2237 г.до н.э.). Он также столкнулся с мятежами, которые жестоко топил в крови в духе предыдущих аккадских царей. Опять вспыхнула война с эламским царем Хитой. В походе против него Маништусу зашел далеко на восток до Аншана. Видимо ощутив бесплодность карательной политики, царь попытался щедрыми дарами и крупными пожертвованиями храмам привлечь на свою сторону жрецов и аристократию. От Маништусу до нас дошел пирамидальный камень, со всех сторон исписанный текстом договора на покупку земли под Кишем, и его алебастровый бюст, найденный в Сузах. Умер Маништусу, по всей видимости, также как и его брат в результате заговора.

Наследник аккадского трона, сын Маништусу, Нарам-Суэн (2237-2200 г .до н.э.) был без сомнения наиболее могущественным из Саргонидов. Правда, его правление началось с мятежа. Пользуясь сменой власти в Аккаде, жители Киша избрали себе предводителя, образовали коалицию с другими городами и объявили о своем отпадении. Однако молодой царь в полной мере унаследовал завоевательный дух своего деда Саргона Древнего и его решительные действия привели к победе над восставшими. Он также подавил очаги недовольства в Уруке, Ниппуре, Умме. Неспокойно было и в Эламе, но Нарам-Суэну удалось наладить отношения с этой страной путем заключения договора. Этот первый дошедший до нас междкнародный договор, был написан по-эламски, аккадской клинописью. Элам сохранял свою внутреннюю независимость, но во внешней политике полностью подчинялся Аккадскому царству.

Нарам-Суэн совершил несколько походов в горы Загроса против луллубеев, в Сирии он разрушил мощный город-государство Эблу, населенную западными семитами, ходил в страну Маган в северо-западной Аравии. В отличие от своих предшественников Нарам-Суэн проводил более взвешенную внутреннюю политику. Он прекратил массовые казни, что в целом привело к укреплению царства. Видимо вполне обосновано он принял титул “царь четырех стран света” – такого обширного государства история еще не знала. Однако у Нарам-Суэна произошел какой-то конфликт со жречеством Ниппура. Подробности его мы не знаем, но царь отказался от обычного утверждения своей власти в храме Энлиля. Вместо этого, якобы по решению жителей Аккаде, он был объявлен богом этого города. Это было нарушением всех традиций, до этого цари обожествлялись только после смерти и в рамках культа предков. На одной из дошедших до нас памятников Нарам-Суэн изображен в головном уборе с двумя рогами, который является отличительным признаком божественного достоинства. Во всех официальных документах исаки теперь обращаются к нему “Бог Нарам-Суэн, царь четырех стран света, Бог Аккаде…”.
Несмотря на внешнее могущество Аккадского царства, экономическая ситуация оставляла желать лучшего. Постоянные войны, карательные экспедиции в южных областях, принудительная скупка земли приводили к разорению общинников. Старая аристократия была почти полностью истреблена, жречество ушло в идеологическую оппозицию. В конце царствования Нарам-Суэна его завоевательная политика привела к созданию антиаккадской коалиции, куда вошли царь хеттов, царь Ганиша – древней ассирийской колонии в Малой Азии на месте современного Кюльтепе, царь Курсауры, царь Амурру, цари Параши и царь “Страны кедров”, возможно, находившейся в районе Амана (Сирия). Однако Нарам-Суэну удалось разбить их и даже сохранить пределы завоеванных земель.

На долю преемника Нарам-Суэна, его сына Шаркалишарри (2200-2176 г. до н.э.) выпало охранять то, что завоевали его предки и вести упорныю борьбу с врагами Аккада. В Шумере опять начались недовольства, Элам стремился к независимости, но самым грозным противником оказались дикие племена кутиев, народа, возможно родственного современным дагестанцам. Далекие от достижений шумерской цивилизации, сохраняющие первобытно-общинный уклад, кутии пришли с Иранского нагорья и стали настоящим бедствием для такого могучего царства как Аккадское. Своими постоянными набегами они расшатывали подгнившего уже изнутри колосса. Горные племена были выносливы, неприхотливы, привычны к войне. Месопотамские земледельцы за многие десятилетия мирной жизни утратили воинственный дух, а лучшие люди страны были уничтожены. Только чудовищным напряжением сил Шаркалишарри мог охранять свою столь протяженную восточную границу. Он даже был вынужден обратиться за помощью к эламскому царю Пузурин-Шушинаку в обмен на независимость и титул “царя четырех стран света”. Однако вскоре кутии стали совершать набеги и на Элам. В большей или меньшей степени Шаркалишарри еще удавалось оборонять государство. Известно даже, что он смог взять в плен правителя кутиев Сарлагаба. Но достойной смены себе Шаркалишарри подготовить не сумел. Сразу же после его смерти в 2176 г. до н.э. в царстве началась анархия.

Close